light Главная light Почта light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36 Тел. 8-916-228-33-18
slogan
name
     
Выпадающее меню Javascript DHTML . Издатель dhtml-menu-builder.com

Дмитрий Медведев-Барьяхтар

Ох, самураи, ах, самураи! Часть II.

О самурайской готовности к смерти.

самураи и ЯпонияКульт самурая получил широкое распространение за пределами Японии после Второй Мировой Войны. Американцы были поражены тем, как легко японцы шли на смерть и растиражировали романтический образ воина, без сомнений отдающего свою жизнь в бою, по всему миру. Камикадзе, воплощение самурайского духа, стали таким же символом Японии, как сакура и суши, а в таких культовых фильмах, как "Последний самурай" или "Сегун" европейцы стремятся и считают за честь стать "настоящими самураями".

Как много раз сказано в различных источниках, жизнь настоящего самурая с детства состояла в подготовке к моменту, когда он сможет отдать жизнь за господина: "Самурай — это человек, которому предписано служить и понимать, что он отдает свою единственную жизнь за своего господина". Пожалуй, можно даже говорить не просто о готовности к смерти, а о культе смерти в самурайской культуре "Самурай должен прежде всего постоянно помнить — помнить днем и ночью, с того утра, когда он берет в руки палочки, чтобы вкусить новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги — что он должен умереть. Вот его главное дело".

Во Второй Мировой Войне, японцы, как истинные наследники самураев, жертвовали собой очень охотно, тараня самолетами американские корабли, бросаясь с гранатами под танки, а то и просто устраивая массовые самоубийства, чтобы не сдаваться в плен. Но давайте опять-таки посмотрим на ситуацию не со стороны, а изнутри. Готовы? Вы – японский пилот смертник. Под вами жесткое сиденье самолета, справа слева покачивает крыльями ваш торпедоносец Накадзима, сбоку мешается неуместный в кабине пилота самурайский меч, на рукаве белая повязка с красным кругом – символ страны Восходящего Солнца, а внизу, вдалеке палуба американского авианосца. И вы, как истинный самурай, беретесь твердой рукой за штурвал самолета и бросаете его в последнее пике, жертвуя своей жизнью ради победы родной страны. Вовремя задать вопрос: а что с вами будет после того, как ваш самолет взорвется на палубе авианосца? Умрете? А вот не надо переносить свои понятия на чужую культуру.

Для европейца или русского смерть это конец пути в этом мире. Верующие верят, что идут к Богу, атеисты верят, что за гранью жизни просто ничего нет, но смерть подводит окончательную и бесповоротную черту под жизнью человека. Но японцы считают, что после смерти человека ждет новое перерождение. Поэтому смерть для японца это не конец, а дверь в новую, часто более счатливую, жизнь. Так в Японии, если влюбленные по какой-то причине не могли быть вместе, они совершали парное самоубийство «синдзю», с твердой уверенностью в том, что в следующем перерождении все будет иначе. Так что, если вы смертник-камикадзе, то после смерти вас ждет возвращение в этот мир. Не важно, перерождались японцы или нет, но они в это верили. А где может возродиться благородный самурай, отдавший жизнь за Отечество? Однозначно только в будущей Японии. Самурай не мог переродиться американцем, русским, или, не дай Бог или, точнее карма, негром. А в какой Японии переродится доблестный самурай? В той, которая выиграла войну (найдите солдата, до последнего момента не верящего в победу). Вот и добрались мы до сути. Самураи не просто отдавали свои жизни, они разменивали текущие тяжести войны (а война это тяжело всегда, для всех и во все времена) на жизнь в будущей счастливой Японии. Не дай Бог сказать, что жертвовать собой легко. У идущего на смерть, как и у любого человека на этой земле, есть тысячи эмоциональных связей с родителями, друзьями, местом, где он родился, страной, где он вырос (хотя страну-то как раз японские смертники не меняли), но, если за этим следует другая, более счастливая жизнь, все приобретает несколько другой оттенок.

О самурайской эстетике.

самураи и ЯпонияЛюбоваться восходящей луной, цветущей вишней или падающим снегом за чашечкой сакэ это прекрасно. Сложить стихи о том, что увидел, это изыскано. Помыться в бане фуро и чистым душой и телом углубиться в тонкости чайной церемонии эстетически красиво. Как записано в кодексе самураев – Бусидо, любой уважающий себя самурай должен иметь домик для чайной церемонии и уметь проводить ее. Чистоплотность средневековых японцев и обычай регулярно мыться поражают европейцев до сих пор. Правда, в Средние века, пока европейцы чесались и собирали вшей в коробочки, русские мылись в банях, а турки регулярно ходили в хамам, но это никого не поражает.

Японская эстетика имеет и другую сторону. Цветущая сакура красива не потому, что цветочки мелкие и цвет розовый, а потому, что ее цветение быстротечно и лепестки скоро опадут, напоминая самураю о быстротечности его жизни. Самураи вообще любили сравнивать себя с цветущей вишней и говорили, что они "уподобляются опадающим лепесткам сакуры". Вся эстетика любования природой в Японии оттеняется этой близкой и неизбежной смертью. От этой эстетики "жизни на пороге смерти" один шаг до эстетики смерти как таковой. Из современных авторов это традиция созерцания и любования смертью наиболее хорошо передана и выражена Юккио Мисимой.

Массовые и публичные казни были во многих культурах, в том числе и в нашем Отечестве, но только в Японии самоубийство стало эстетическим ритуалом. Истинный самурай совершал сеппуку обязательно в присутствии свидетелей, количество и ранг которых специально оговаривались. И самураи собирались и смотрели на то, как человек подвергает себя мучительной смерти. Красная кровь на белом кимоно смотрится очень изыскано, а чтобы умирающий человек не завалился на спину, самураи подтыкали кимоно под ноги, а женщины связывали лодыжки и бедра веревками. Тогда тело умирающего складывается вперед, напоминая эстетически красивый увядающий цветок. От любования и созерцания смерти есть и следующий шаг - получать эстетическое наслаждение от пыток и казней, что до сих пор так распространено в японском искусстве и кинематографе. Не буду утомлять читателя японскими гравюрами смерти, пыток и казней. Их и так много в Интеренете. Если стошнит при просмотре, ничего страшного. Как ни ряди вас в кимоно, вы же все-таки воспитаны в русской культуре, а значит вы - "гайдзин", и вам все равно не понять утонченные эстетические каноны древней цивилизации.

Если, в силу внешних обстоятельств, налет эстетики убирался, то оставалась просто жестокость. По сравнению с тем, что творили наследники самураев в Китае во Вторую Мировую Войну, меркнут преступления нацистов в Европе. Так, в декабре 1937 года японская газета, расписывавшая подвиги армии, с восторгом сообщила о доблестном состязании двух офицеров, поспоривших, кто первым зарубит своим мечем более сотни китайцев. Победил некий самурай Мукаи, зарезавший 106 человек против 105. На совести немецких нацистов тоже хватает преступлений, но сложно представить немецкого офицера, бьющегося об заклад, скольким пленным он лично штык ножом горло перережет.

Если присмотреться внимательнее, данная статья даже не о самураях, как таковых, а о том романтическом ореоле, который создан вокруг самураев в книгах, фильмах и Интернете. На самом деле, я отношусь к самураям вполне толерантно (нет, пожалуй, я к самураям все-таки не отношусь). Самураи мне нравятся не больше и не меньше, чем любое другое военное сословие в мировой истории – рыцари в Европе, бояре в России или кшатрии в Индии. Самураи не плохи и не хороши, они просто жили в своей системе координат, со своими понятиями и представлениями о том, что такое правильно и неправильно. Однозначно, что для них наши понятия о добре и зле, о чести и совести тоже выглядят странными, а иногда и нелепыми. Правда, они ими особенно не восхищаются, равно как и я, человек русской культуры и русского менталитета не обязан восхищаться ими. Мне не очень понятно, чем стрельцы, уничтожившие втрое превосходящее их татарско-турецкое войско в битве при Молодях, казаки, до последних 50 человек защищавшие Албазинской острог против полчищ цинских войск , или русские офицеры и солдаты, шедшие через пески Средней Азии на штурм Бухары и Хивы, уступают самураям. Но вы не встретите их образы в художественной литературе, о них не сняты фильмы и сериалы, и нельзя сыграть в компьютерную игрушку, еще раз отстаивая гуляй-город от сотен лезущих на него татар и янычар в 1572 году. А вот что у меня вызывает искреннее восхищение, это японские маркетологи, создавшие такой мировой бренд, как "самурай". Вот им, действительно, можно памятники ставить.

Продолжение следует...

Начало Ох, самураи, ах, самураи! Часть I

военная история Статьи по военной истории

Статья поставлена на сайт 3.02.18

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt